Екатеринбург новости

Валюта: EUR 72,92 USD 64,5

Кортик на память

«Уж не тот ли?» — молнией сверкнуло в голове, когда заместитель директора Свердловского областного краеведческого музея Владимир БЫКОДОРОВ объявил, что на грядущей выставке «Шедевры частных коллекций» будет представлен личный кортик последнего Императора России. Около двух десятков лет назад повезло мне три дня просидеть в архивах УФСБ над трёхтомным делом о царских сокровищах, вывезенных ещё при КЕРЕНСКОМ из Царского Села в Тобольск, там тщательно спрятанных и впоследствии, уже в начале тридцатых, частично обнаруженных доблестными чекистами, а частично так и затерянных где-то в бескрайних просторах Сибири. Срочно перерыв собственные документы, нашла старую публикацию. То, что там речь велась о шпаге, разочарования не вызвало. Другой заместитель директора музея — Виталий СУМИН справедливо заметил: показания на допросах давали люди, скорее всего ни шпаги, ни кортика в глаза не видевшие. А у этого ещё и лезвие 40-сантиметровое — перепутать несложно. Гораздо обиднее — описание расходится. Шпага была в золотой оправе, с ручкой из червонного золота и украшенной жемчугами. Представленный на двухдневной выставке в музее кортик имеет ручку из слоновой кости и бриллиантики в торцах перекрестия и короне, венчающей рукоятку. Жемчугов нет. К тому же в отличие от шпаги, принадлежавшей наследнику, кортик отмечен надписью на немецком языке, свидетельствующей: «Вильгельм II, кайзер Германии, король Пруссии, своему любимому другу и двоюродному брату Николаю II на добрую память о встрече в Данциге». Конечно, совершенно не исключено, что и всплывший кортик, и затерянная шпага — одного поля ягоды и находились в одном укрытии. Но подтверждений этому нет. Пути-дороги кортика неисповедимы и держатся в секрете даже нынешним владельцем. Шпага же, вместе с другими сокровищами при прощании переданная Александрой Фёдоровной на хранение священнику тобольской Благовещенской церкви Алексею ВАСИЛЬЕВУ, за прошедшее без малого 100-летие голоса не подала. К слову, священник был не дурак выпить. И, по пьяни, болтал много лишнего, в том числе о спрятанных ценностях. Впрочем, до времён, когда за дело взялись люди с чистыми руками и горячим сердцем, он не дожил. Сыновья же — Александр и Семён — в своих показаниях следователям путались и, кажется, слегка привирали. По одной из версий папаша прятал шпагу в дымоходной трубе, а потом — уже начались обыски — закопал под крыльцом церкви. По другой — первый схрон был просто под подушкой. Затем шпага перешла за переборку в стене, обитой с двух сторон рейкой. Есть и третий вариант — курятник. И четвёртый — уборная. Сокровища будоражили умы. Их искали красные, искали белые. Колчаковцы даже арестовывали царского духовника. Но никаких документальных данных о вероятных находках не сохранилось. Служитель же культа до смерти присутствия духа не терял, уверяя домашних, что богатств на его век хватит. Он и вёл себя соответственно, от удовольствий не отказываясь. Вот только трудно представить, что за 10 с небольшим лет можно прокутить миллионы (те миллионы, не чета нашим). За 10 осторожных лет в маленьком городе, где все так или иначе знают друг друга. В общем, теоретически кортик мог соседствовать со шпагой. Но мог уйти и в другом направлении. Ведь часть царских сокровищ долгое время скрывалась в местном женском монастыре. Оттуда перекочевала в подпол дома тобольского рыбопромышленника Василия КОРНИЛОВА. Была, в конце концов, изъята представителями власти, сделавшими подробную перепись в 154 предмета, предварительно оценённых в 3 млн. 270 тыс. 693 золотых рубля. А ещё часть — кольца, браслеты, кулоны, головные украшения, шляпные булавки — при отходе белой армии отправилась с купцом Константином ПЕЧЕКОСОМ в Омск. Среди прочего упоминаются, кстати, две шашки и два кинжала, принадлежавшие царственным особам. Сведения о том, что чекистам удалось обнаружить и этот клад, в документах отсутствуют. Правда, по крайней мере, два человека пытались заплатить за эту тайну цену сверхдорогую. Один (одна) — жена Печекоса Анель Викентьевна — успешно. Она скончалась в тюремной больнице. Причина смерти, устанавливает врач, — личное самоубийство. Константин Иванович, со своей стороны, тоже пытался свести счёты с жизнью. Но, выбросившись из окна то ли 5-го, то ли 6-го (разные сведения) этажа, чудом остался жив. Надолго ли? Представляете, вооружённая какими знаниями, смотрела я в витрину, установленную в центре музейного зала (непосредственно под люстрой) с единственным выставленным на обозрение экспонатом?! Узорчатый, с чёрно-серым декоративным орнаментом, клинок с гравировкой, рукоять, вырезанная из слоновой кости, ножны с золотой инкрустацией, вензеля, кресты, римская двойка (Вильгельм II, Николай II), дата 11—13 сентября 1901-го, гербовый орёл… Два орла — российский, германский. В принципе, если не считать некоторых украшающих излишеств, обычное уставное оружие морского офицера. Говорят, помимо нашего в России есть только два кортика, принадлежавших когда-то Николаю Александровичу РОМАНОВУ. Один хранится в Царскосельском музее, второй — в Питерском военно-артиллерийском. Лия ГИНЦЕЛЬ. vegin@urn.ru Фото Екатерины ФОМИНЫХ. [xfgiven_images]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.