Екатеринбург новости

Валюта: EUR 72,92 USD 64,5
» » » » Время убирать камни. Через пуп

Время убирать камни. Через пуп

Наш корреспондент наблюдал за ходом однопортовой операции

Когда мы немножко привыкли друг к другу в одинаковых бирюзовых, вовсе не по размеру подобранных костюмах, заведующая оперблоком ГКБ № 40 Ксения МЕРСАИДОВА провела последний инструктаж. В общем, так, без обид: хирурга не трогать, стоять, где поставят, в стерильную зону не вторгаться и в обморок не падать. Предупреждения, как вы понимаете, нелишние: посторонние в операционной — журналисты они там, не журналисты — безусловно, мешают. Но нас пустили.

Пустили потому, что сороковая больница начала (не сегодня, правда, но в целом недавно) делать совершенно уникальные операции. Через… ну это называется через естественные отверстия в теле человека. Мы уже как-то рассказывали про удаление аппендикса, теперь очередь за желчным пузырём.

Хирург, он же главный врач сороковой, Александр ПРУДКОВ успокаивает гостей, не сводя глаз с экрана монитора: «Проекция сильно увеличена, так что пугаться не стоит». Там, в «телевизоре», разворачивается действо страшноватое, но захватывающее. Почему-то сразу вспоминается дурацкое: кишка кишке шиш показывает. Кишок, правда, нет. Есть печень, селезёнка, желчный пузырь… Его-то, как поставщика ненужных совершенно организму камней, и требуется предать анафеме — точнее, удалению. Прудков (справа ему ассистирует заместитель, начмед больницы по хирургии Борис МЕЙЛАХ, слева на подхвате — операционная сестра Светлана ИСКУБАЕВА) в автоматическом, кажется, режиме дёргает за какие-то проводки и железки. На экране послушный его воле инструментарий пересекает, одновременно прижигая, ткани. Мы видим искрящиеся, будто бенгальские, огоньки и лёгкий дымок. И слышим, как поскрипывает и посвистывает (в зависимости от процедуры) компьютер.

Со стороны всё выглядит легко и просто. Но почему-то вспоминается, как трудно застегнуть на шее короткую цепочку, концы которой видны лишь в зеркале. Руки сразу делаются словно чужими и уж, во всяком случае, на редкость неуклюжими. А тут… Впрочем, оба хирурга в своём деле мастера. Лапароскопическим инструментарием владеют артистично. Много лет делают операции через малый разрез… В чём экстравагантность и сложность нынешнего подхода?

Ну, представьте, обычная операция через малый разрез (будем справедливы, не совсем обычная, но уже привычная) требует четырёх проколов (два по 10 миллиметров и два — по 5), а тут всего один, 3—5 миллиметров, да и тот в пупке. Заживёт — не докажешь, что оперировался. А заживёт, между прочим, быстро, потому что пуп — это пуп. Там ни мышц, ни подкожной клетчатки. Болеть нечему. Едва очнувшийся после наркоза пациент уже готов к труду и обороне.

Без некоторого преувеличения, конечно, не обойдёшься. Но вот перед нами живой пример. Ольгу Леонидовну (с ней мы встретились буквально на пороге операционной) «разрезали» 5 дней назад. На следующее утро, говорит, встала бодрая, весёлая, в отличном настроении. Особенно обрадовалась, когда поняла, что следов хирургического вмешательства на память ей не оставили. Разве что трёхсантиметровый камень… Она его и хранить не стала. Зачем хранить недуги?

А на экране тем временем события разворачиваются полным ходом. И освобождённый желчный пузырь, дабы не пугал своим кровавым видом, уже споласкивают водичкой. Хирург произносит решительное: «Всё!» и требует верхний свет. А дальше мы становимся свидетелями того, как убирают «пробку», через которую осуществлялся контакт докторов с больным органом в брюшной полости. И через не видимое со стороны отверстие вытаскивают пузырь, оказавшийся на деле небольшим, с крупную сливу, мешочком.

Совсем немного времени спустя Ксения Мерсаидова покажет и камушек — чёрный, на вид очень скользкий, неприятный…

Пациентка, кстати, свой «звёздный» час мирно проспала. И лица мы её не увидели. Зачем? Она просто одна из тех, кому не повезло заболеть. И повезло попасть в руки хороших хирургов. Их, таких «везунчиков», в сороковой уже около двух десятков.

Лия ГИНЦЕЛЬ

vegin@urn.ru

Фото Екатерины ФОМИНЫХ.

На снимке:

В центре внимания… пуп.

 

Из досье

Весной 2010 года Александр Прудков участвовал в мастер-классе в германском Франкфурте. Хирургов обучали технологии проведения операций через естественные отверстия в организме человека. Тренировались на свиньях, потом наблюдали за происходящим, как мы, на экране монитора, потом ассистировали. С утра до вечера за пару дней прошли весь курс. Из России присутствовали 4 человека. Сегодня такие операции в нашей стране делают в трёх городах — Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

Конечно, говорит Прудков, это технология пока не для провинции, без специальных инструментов, без опытных хирургов ею не овладеть. Но то, что сложно для врачей, исключительно благоприятно для пациентов. Когда-то привычные сейчас операции через малый разрез казались революцией в медицине. От них отказывались заслуженные, уважаемые врачи. Сегодня это норма. Пройдёт не очень много времени, и однопортовая (через один крошечный разрез) хирургия станет просто повседневностью. И перейдёт в разряд амбулаторных.

[xfgiven_images]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.